вторник, 20 декабря 2011 г.

Йолка не на майдане

Какой же новый год без елочки?!

Фота сатсюда http://www.vokrug.tv
Даже встречая новый 1998, который был для меня самым нелегким - уехав на несколько часов из реанимации, где лежала новорожденная Настёпа, и куда меня не пускали, мы поставили елку. Мааахонькую. Но чуть полегчало на душе. Мол, все наладится.

Тогда, помню, нам с Юрием Дмитриевичем было туго. Вместо долгожданного счастья - страх, переходящий в какое-то самозащитное отупение, лабиринты коридоров детской больницы, судорожные поиски иммуноглобулина, мелькание врачей, полумертвых от горя мамок, в моей палате за стеной аквариумом - орущие подкидыши, которых все по очереди ходили подержать на руках и сцеживали им молоко, ненужное своим, лежащим за тремя замками в реанимации и интенсивке. Слезы, слезы, незатыкаемое ничем, бесконтрольное море слез. Около полуночи за мной приехали друзья на черном бумере). Помню, что мы плотно набились в этот бумер и поехали, куда глаза глядят и приехали на Кизил-Кобу. Там на зеленой траве лежал тонкий слой снега. Из кошары вышел вифлиемский сторож:
- Водка е?
Водки у нас не было.

Сидели в машине, кто-то что-то говорил. А потом Юрий Дмитриевич с Лехой и Пашкой играли в футбол - чем? - на этом тонком снегу, поскальзывались, падали, и даже смеялись. Стало чуть легче.
Потом, в утренних сумерках - назад в больницу. Шампанское-конфеты - ночной смене, отдежурившей Новогоднюю ночь. И еще 19 суток страха: реанимация-интенсивка-общая палата-ДОМОЙ! Мы не верили, что все позади, что вот оно - счастье...
Даже тогда елка у нас была. Всегда была. Не понимаю, как можно без нее обойтись.

Но в этом году мы едва не остались без елки.
Фота сатсюда http://1love.at.ua

вторник, 13 декабря 2011 г.

В жиже событий: отпуск

Когда работа наполнена событиями, когда она и состоит из них самих и их "освещения", иногда в отпуске нападает инертность. Каждый день у меня расписан по минутам. В первый же день этого, последнего в 2011 году, отпукска мы с Юрием Дмитриевичем, как два тупезня, скрупулезно записали всё, что надо успеть. Вплоть до загранпаспортов и пломбы в зубе. Шаг за шагом я исполняю свой список. Я уже съездила к сестре в евпаторию с подарками крестнице (половину из них мы спрятали в шкаф - сестра их потом переложит "под елочку"), перестирала, перемыла и перегладила весь дом, пересмотрела один сериал Александра Митты и один - с МУрило Бениссиу)))- в честь которого мы иногда величаем Мирку;

один целый день, когда мне занездоровилось - зимнее обострение хронического РАКАВСЕГО, я ЦЕЛЫЙ день лежала и спала; я прошлась по городу, по магазинам, купила Сашке подзорную трубу, испекла с Настей пироги (два раза), придумали с Викой и Натиком еще один сценарий, прочла несколько повестей из детства, составила песенник любимых папаиных военных песен, чтобы играть их вместо него - он из-за болезни сейчас играет не очень; купила папе набор поварских фирменных ножей и долго-долго разговаривала с ним после того, как гости разошлись с его дня рождения и думала о том, как я его люблю и какой он славный; выучила с Сашкой пять стихов и отрывков на двух языках; наконец-то потушила капусты и ее за мгновение уплели всю; перечитала ворох тосиных постов и поулыбалась им; вытерла пыль; перепрошла с Сашкой фонетику; выслушала все пьесы, разученные Настёпой; блаблабла...
я столько всего успела, сколько не успевала за последние полгода.

Но. Все равно. Я чувствую себя в жиже событий (в этом месте поклонники лайфжорнала весело машут флажками). Как не уставай от работы, полотдыха сожрет инерция, затягивающая обратно. Слышали бы вы, как я во сне сегодня говорила, посматривая на Часы Вторые (купленные Тосей): уже 9:05, у кого что есть??? (как гритца, Коллеги, начинаем нашу планерку!)

Потом проснулась хмурая и пошла детей в школу собирать.

Ну чтож, от постной хандры есть только один правильный выход - удвоить нагрузку. Он же - лучшее лекарство от РАКАВСЕГО).
Завтра я перемою два оставшиеся окна, люстры, всю праздничную посуду, сошью новую занавеску на кухню, сверну ковры и помою под ними пол во всей квартире. Навырезываю гору тонкоажурных снежинок для дома и для офиса и окончательно определючь с новогодним декором.

Я каждый год мечтаю всю семью усадить за стол, и чтобы мы все вместе сделали несколько новогодних елочных игрушек - с указанием даты и вшитым внутрь пожеланием. А потом у нас будет к старости самая прекрасная елка в мире - вся-вся наша-пренаша, родненькая. С памятью о куче прекрасных лет.

Еще за отпуск мне дважды встретилась одна фраза:

что за время пошло - совсем нет героев! (ее сказали 1. Варсегов; 2. папа)
А я сказала папе (Варсегову писать не стала), что это все похоже на 1913 год. Ничего, будут исторические встряски - проявят себя и герои. И лидеры реальные выйдут на поверхность собственных характеров. А папа не согласился.


пыспыс

А еще сегодня случилось маленькое бонусное чудесо. Я нашла в рунете рассказ, который искала (в начале не в нете, а не поверите - в настоящих библиотеках) с... внимание... тысяча! девятьсот! девяностого!!!! года. Это сколько лет??? Дайте подумать... Ровно 21 год. Не надеялась прочесть - это первая часть трилогии Ирины Андриановой из прекрасного журнала Парус, издававшегося в те годы в Минске миллионными тиражами на весь СССР. Многие люди до сих пор помнят и любят и журнал и Андрияновскую трилогию.

А в одной из пдфок Паруса я увидала следок одной загадочной для меня девочки, которая подписывалась: Алиса-Киса (инева) из Благовещенска. Ей тогда было 14 лет и ее стихи напечатали в Парусе, и я их помню всю жизнь.
Потому что они - про меня.

Когда мой ласковый мир
станет илистым дном печали,
я введу комендантский час
в моих городах.
В нежнорозовом платье
и бешено-серой шали
я приду на подсчеты жертв.
я - Комендант.
Изможденным молитвою голос мой -
сущий шепот.
Обрамленная строгостью, буду смешно шептать
о том, что я - невиновна.
И если была жестока,
в этом стоит винить лишь нахлынувшую
печаль.

Интересно, где сейчас та девочка? Стала ли она журналистом-художником-музыкантом, как мечтала?

Чего это я хандрю? Не такая уж и жидкая жижа событий!

вторник, 6 декабря 2011 г.

Симферополь - вовсе не дрянной городишко или Наш ответ Грибоедову

Каждое утро я иду на работу по улице Грибоедова.
Весьма тепло отношусь к классику. И когда прохожу мимо памятной доски на проспекте Кирова - (здесь в 1825-м - Пушкин еще как был жив! - в новенькой гостинице "Афинская" останавливался мучимый почитателями его тезка Грибоедов) - думаю о нем. Смотришь на памятную доску на стене, и так и лезет в голову целый сонм цитат, целое семантическое облако влетает в одно ухо и вылетает из другого, как рой фей: служитьбырадприслуживатьсятошнокакскороночьминуланамдымотечестваисладокиприятен!!!!

И думается: здорово и странно, вот за этими самыми стенами жил тот самый удивительный человек с острым взглядом и умом...

Я не знала, как Грибоедов отозвался о Симферополе. Фраза про "дрянной городишко" встретилась мне недавно в заметке Натальи Якимовой в Первой Крымской. Я нашла в сети и прочла целиком письмо, в котором эта фраза звучала.
Да, не понравилось у нас Александру Сергеевичу. Ни люди, ни город.

Не знаю, что меня зацепило в этой его фразе - такое однозначное суждение уважаемого мною классика или то, что эту фразу я очень часто слышу от приезжих современников. Даже от крымчан. Мол, "вот Керчь - да! - город-герой, каменоломни Аджимушкая, древний Пантикапей... Или Севаст - город русской славы! Древний Херсонес, колыбель православия. Вот Евпатория - Керкинитида - городу 2500 лет... Вот, вот, вот!!!... А Симфер - так, город пользы, город собиратель. Что в нем интересного?! Ни-че-го. Да и сам Грибоедов назвал его дрянным городишком!)) Серенькие домишки, спальные районишки, грязь, сор. Центр города - размером с пятак, а до окраин - два шага. Полгорода занимают тюрьма и промзона. Да, здесь красивая местность))) Но город надо пустить под бульдозер и поверх выровненной поверхности построить аксеновский город-сад! блаблабла!!!
Подумаешь, что люди жили на этой земле со времен палеолита, что в пещере Чокурча неандертальцы жгли свои костры и делили добычу. Подумаешь, столица скифского царства на холмах за телевышкой! Ак-Мечеть! Тоже мне. Симферополь - не город, а перекресток. Поэтому, мол, его любить - нельзя".

И вот, идя каждое утро по улице Грибоедова на работу, я вспоминаю Александра Сергеевича и начинаю мысленно спорить с ним. Вот Пушкин - был непредвзят. Никакие губернские назойливые визитеры не могли его заставить не видеть красоту там, где она есть. И он видел - Салгир, свет, ощущение, ясные, как радость, небеса. Понятно вам, мосье Грибоедоф? Короче, дуэль! Хоть я и девица, а стреляю хорошо.:)

Для меня Симферополь никогда не был дрянным городишком. Он всегда хранил дух этой необыкновеннейшей местности - сердцевина острова, с двух сторон омываемого морями, а с третьей - пересоленным Сивашом и лишь тонкой нитью земной плоти пришитый к материку.

Как кто-то когда-то сказал, здесь витает дух необыкновенный - изысканной провинциальности. (В этом месте симфоненавистники традиционно разражаются гомерическим хохотом)) Не сразу он дает почувствовать себя, этот дух. Он посещает только неторопливых и внимательных.

Екатерининский, губернский, уездный, весь каменный городок. Ни одного деревянного дома вы тут не найдете, или кирпичного - какими вся, соседняя теперь уже, родная Россия уставлена. Желтый ракушечник, серый бут, белый инкерманский камень, который на ярком летнем солнце блестит, как сахар, до рези в глазах. Мешанина культур - во всем, дома - то ли украинские хаты, то ли татарские, на мужскую и женскую половину разделенные домики... Палисадники по-восточному спрятаны вглубь дворов, дома стоят к улице спиной, защищая и тая нежное нутро двориков с кустами сирени, со свежим бельем на веревках, со звонкой детской возней.
В нашем городе - всё близко, даже окраины.

Я, в силу своего невежества, не смею пыжиться неким псевдоисторическим дискурсом. Просто расскажу вам про мой Симферополь. Ясно, у каждого, кто любит его, он свой.
Здесь, ниже, многие снимки - любительские, безыскусные. Я не пытаюсь доказать вам, что мой родной город краше Питера или Сиднея. Я покажу, почему люблю его. Даже серые многоножки многоэтажек. Даже грязные улицы. А больше всего - его землю и воздух. Его почти 45-й градус широты - золотая середина между полюсом и экватором.

Столько света не видела я ни в одном городе - ни Крыма, ни мира. Он начинается еще до рассвета и не гаснет до конца никогда.
Солнце выходит из-за гор. Сначала все наполняется нежным румяным светом. А в долине лежит туман.

Потом на край города, как на тарелку, вкатывается солнце.
Фото Анны Ковальчук и Юрия Туманова.
(Зимние рассветы - это целый взрыв красок, костер над Демерджи



А на вершинах - розовый снег) 



Это из окна нашей кухни видно первый за сутки восход)

А горы над городом часто прячутся в уютное одеяло.
Здесь даже окраины хранят необыкновенные сюрпризы - кто бывал только в центре, не знает, какое чувство полета охватывает на городских высотах, откуда видимость на 50 километров вокруг. И наш двор, в котором мы играли в детстве, глядя на проносящиеся поезда, из окна поезда выглядит б е г л о)))
При первой встрече - года в три - эта башня была моим маленьким частным кремлем). С красной звездой.
Фото Максима Голованя.
Вот он, вокзал, несгораемый ящик разлук МОИХ - встреч и разлук.) И фонтан, в котором каменные голуби  все время превращаются в живых и улетают.
Фото Максима Голованя.

Перезалитый солнцем с первого шага город. В каждую сторону - куда ни поедь - море.
Фото Максима Голованя.

На восток - молочно-пастельный, разбеленный, летный Коктебель, Феодосия с Мандельштамом и Грином и ракушечным пляжем, жестковыйная Керчь.
На юг - море цвета чистого бутылочного стекла, горчицы и первых советских джинсов, потные пальмы, кактусы на газонах, орущие краски субтропиков.
На запад - рыжие и белые берега Тарханкута, куда целый день катится солнце.
Выбирай - хоть каждый день новый мир.
Симферополь - город-ВЫбиратель.)

И улицы уводят в другой прекрасный Крым - Севастопольская, Ялтинская, Феодоссийское шоссе, Евпаторийское... И каждая окраина - окрашена в свои неповторимые оттенки. Восток - обрамлен абрисом Демерджи Долгоруковской яйлы, гребешка плато Тырке, из-за которого зимой встает солнце. Здесь все бугрится предгорьями, здесь уютнее всего утром.
Юг - увенчан Чатырдагом, залит светом.
Западные окраины загнуты кверху, как края миски. Отсюда  до самого моря холмы полого сходят на нет с 300-метровых симферопольских высот.
Северо-восток - дорога на Феодосию и Керчь, темный край города, зато с видом на светлый юг.
Фото Светланы Борисовской.

В центре города небо начинается прямо у крыш домов.


А какие за всем этим фасадом таятся дворики...
Фото Светланы Борисовской.




Фото Максима Голованя.








Но сердце города - где-то здесь, чуть левее центра...




Как пряник!
Фото Петра и Ольги Кравчук


Неаполь Скифский.
Фото Максима Голованя.

Это место в детстве мы называли Монгольская степь. Из-за песни Наутилуса, конечно, а не из-за географическиго кретинизма))


Фото Максима Голованя.
Фото Максима Голованя.


Петровка, скалолазный рай. Как я тут висела на ребре, сорвавшись с 4а... Болталась на веревке)
Фото Светланы Борисовской.

Влажная тихая весна, дружное цветение, сладкий воздух.

Вечнозеленое дитё - Салгир. Не стареет, не замерзает, никакой величавости, седой старины. Если Днепр - "старик-река", то наш - так, босота. Не нажил серьезности.
Но когда в горах тают снега, или поднимают на Симферопольском море плотину - мигом сходит с ума и лезет через собственный край. Где-то я читала, что в эпоху палеолита он был раз в тысячу шире себя теперешнего.
Фото Максима Голованя.


Пруды в Гагаринском парке.
Фото Светланы Борисовской.


Почти весь Салгир в границах Симферополя - это такой ручей-в-парке среди цветов.
Фото Анны Ковальчук и Юрия Туманова.

А осенью и в начале зимы - он рыжий, мокрый, зеркальный. Где у Китса варится крепкий грог?) Где глинвейн вечерами в окружении книг? Где прекрасногулкие прогулки, стук шагов?
Фото Светланы Борисовской.
Лучший в мире город для осени, бесед и прогулок.
Фото Светланы Борисовской.



Если долго идти вдоль реки на восток, придешь к плотине, за которой Симферопольское море, и над ним - Чатырдаг.


Это место называется "Квадрат". Если солнечные лучи не просвечивают воду, кажется, что Квадрат - БЕЗДНА!!!)




А вот снова окраина - чуть южнее. Это Левадки. Ну разве не тянет летать? 
И отсюда видно Чатырдаг, как почти отовсюду в городе. И не только в нашем. Его видно из Алушты, с Феодоссийской трассы и даже с набережной Евпатории). Ну и выехав из Севастополя, тоже видишь его.

А теперь - моё любимое - полетели!!!







Здорово?!



А потом - домой.


Солнце падает за Тарханкут и море на западе золотится - с нашей горы его видно на закате...
Но на этом снимке золотящейся воды не видно уже - на море дымка. До моря от нас в эту сторону 30 км.
Второй восход за сутки виден из окна нашей кухни 

Чатырдаг.



Наступают фиалковые сумерки.
Фото Марины Резниковой.
Ночь, и вечные два окна в совмине. Кажется, это кабинет председателя, если не путаю ничего))
Фото Кирилла и Екатерины Стельмах.

Теперь можно поехать в старый добрый центр, побродить и поужинать...
Фото Кирилла и Екатерины Стельмах.

... И думать, что 9/10 жителей Евразии всё бы отдали, чтобы жить здесь))) в удивительном городе, подобных которому нет нигде на свете.
Сердечное спасибо, ребята, всем вам, кто откликнулся и предоставил свои фотоснимки для моего поста - спасибо, что вы любите его - мой родной и любимый город и готовы делиться своим видением и своим теплом.
Ваш druj