среда, 16 ноября 2011 г.

В Любимых Мужчинах есть что-то общее! или О том, как газета превратилась в кабак)

Чищу сижу летние фотки. Хорошее выдалось лето. Опять прыгали с парашютом на горе Клементьева - на этот раз с Мариной.

С детьми ездили на отдых в Черноморское и жили в прекраснейшей даче. Работали на Киев, на Москву. Даже едучи с мужем, отбросившим костыли (умудрился в первый же день отпуска сломать ногу), детьми и орущим котенком на Тарханкут в теснонабитом дряхлом автобусе поднимаю трубку и слышу: "Это КП-Крым? Это Радио КП-Москва. Давайте быстренько запишем синхрон о детях. отравившихся в Севастополе... Записываю! Говорите!"

Я даже попала на море второй раз за лето - на мыс туманный Меганом. В тот самый день, как приезжал Путин к Януковичу в Форос и дежурный сидел и обрывал телефоны внештатников.

И пока я радостно бежала и чмякалась прямо в мешанину из водорослей и медуз, прибитых к берегу... (шутка. я вообще-то пыталась перепрыгнуть их)... мне звонил мой босс из Москвы и шум меганомского прибоя перекрывали грозные слова: "Алла, где Путин??? текст и фото, даю тебе ОДИН ЧАС!!!"

Но и эта поездка на море была на самом деле по работе. Через час в Судаке, в древней Генуэзской крепости (крымчане в курсе) должен был дать мне интервью Вячеслав Бутусов. Ну, понятно, я хорошо подготовилась, придумала приемчики и вопросики, как вывести его на позитив после того, как на предыдущем интервью на рок-фесте на Волге он был раздражен, закрыт на все замки и застегнут на все пуговицы, и журналисты вешались с досады... Но думалось мне не о вопросах, а все о светлых мальчиках с перьями на головах, джульетте, лежащей на зеленом лугу и китах, бьющих хвостами в километрах надо мной. О Шаре цвета хаки и бутусовских кирзовых сапогах в программе ВЗГЛЯД, которую мы ловили в маленькой хижине, то есть бараке, на 71 градусе северной широты.

А главное о том, что с ним в Судак сегодня приехал Юрий Дмитриевич Каспарян.
Это первый из Юриев Дмитриевичев, к которому я питаю чувства неземные. Ну, не считая конечно Юрия Дмитриевича Куклачева)

Оооооооооо, Каспарян, это - сила! Его музыка - это половина моей жизни, моей энергии. Можете, конечно, смеяться, приводить примеры куды более раскрутых музыкантов. Но - любовь есть любовь.
Приняв крещение, Каспарян стал Георгием

А самое главное я бы очень хотела распросить его про Цоя. Неужто и он скажет, что смерть Цоя - банальная случайность, и ни при чем тут уже покойный Айзеншпис, один из первых прочувствовавший масштаб заработков на русском роке, что все эти строчки из Черного альбома - ничего не значат, не говорят о желании Цоя с коммерцией порвать...

Помнились хорошо его "сцоевские" снимки, Джоанна Стингрей (Зимля наш дом не нада мусавритчь!) Он, молодой, доказавший всем, что талантлив, цоевский лучший друг. Прекрасномолчаливый Каспарян. Кого он мне так напоминал?

В общем, Бутусов выпадал на второй план. Записав свое распрекрасное интервью, (босс потом скажет: ну, это междусобойчик какой-то! говорите, как два старых приятеля о каких-то своих внутренних вещах!!! Читателям же непосвященным будет скучно!), я попросила Бутусова дать мне доступ к Каспаряну. Тот сказал, что Юрий Дмитриевич намедни отпраздновал в Судаке свой день рождения и очень устал с этим концертом и что надо очень постараться, чтобы получить доступ.
Я решила ну ни за что не сдаваться.

На концертике, где группа Ю-Питер миксовала песни Наутилуса с песнями Кино, я стояла с камерой на сцене, пытаясь сфоткать Каспаряна, но тот упрямо почти не поднимал лица.
И тут меня осенило, кого он, весь уже такой 45-летний почти, мне так напоминает, и почему кажется каким-то особенно красивым и правильным.
Моего Юрия Дмитриевича.

Конечно, интервью не состоялось. Хотя все было заточено и заряжено именно под это интервью. Не состоялось, потому что Каспарян меня рассмешил.

Дело было так. Я стояла на краешке сцены и на последней песне ко мне потянулись какие-то ребятишки из зала с пачкой автографов. Я согласилась им помочь с условием один листик с фоткой Ю-Питера взять себе. На моем листике должен был быть только один автограф - Каспаряна.
И вот я вся такая к нему пааадхожу, он сошел со сцены и пока народ орет и зовет Ю-Питера на бис, сидит быстренько курит.
Я пааадхожу с своей камерой, с листиками, уже подписанными для тех ребят, что бы взять автограф теперь для себя. (А музыка и зрители, и байки сотен байкеров, создают аццкий шум)... Я пытаюсь отогнать привычные околозвездные мысли типа "неужто вот этими самыми руками он придумывал вот эту самую звезду по имени солнце пока я училась в 7-м классе..."
Я пааадхажу вся такая жюрналистразвеневидно...
И говорю ужасно громко: Юрий, подпишите пожалуйста вот здесь - для "КП" - Крым"! (Приготовлена и следующая фраза с просьбой о немедленном интервью за чашкой кофе в каком-нить замечательном близлежащем приморском судакском кафе...)
он говорит: - Что?
Я, показывая знаками и мощно артикулируя:
- "КП - КРЫМ"!!!
Он: - Что???
Я: - КА!!! ПЭ!!!!! КРЫМ!!!!!!!!!!!!!!
Он кивает, берет фотку для автографа и пишет:...
внимание...

"каФе "КРЫМ"

Немая сцена. занавес))))

Ладно, думаю. Потом как-нибудь. В более тихой обстановке. А то байкеры эти на фестивале. Как тут о Цое говорить? Не то что о Цое. НИЧЕГО НЕ СЛЫШНО!!! Да и ночь уже.

НА СЛАДКОЕ

С другим музыкантом КИНО - Игорем Тихомировым меня судьба свела самым замысловатым способом, как прекраснее всего и выходит у судьбы.
В электричке.
Если Каспарян после распада КИНО играет с экс-Наутилусом, то басист КИНО Тихомиров - у Шевчука в ДДТ.
Как сказал бы Головань, рубрика "РОКировочки")))))
(Юрий Юлианович, когда я записывала его в Балаклаве в номере отеля, а на подоконике сушились баксы и рубли, упомянул очень хорошо Тихомирова) - Шевчук встретился в тот день нечайно в Балаклаве с сыном своим, замечательным парнем Петькой, который тогда служил на флоте. Его корабль зашел в Севастополь, где у Юлианыча в тот день был концерт, и они отпросили Петьку на берег (за что ДДТ дало мини-концерт на корабле), потом катались на катере, причем Шевчук старший по какой-то неловкости упал за борт, утопил телефон и намочил кошелек.
Так вот, я говорю тогда (косясь на ровными рядами разложенные мокрые купюры): Юрий Юлианович, вот мы вчера с девочками чуть не до драки поспорили, есть ли мужики-однолюбы. Вы как считаете? Ваше мнение для нас - очень весомо. И он тогда упомянул Тихомирова, который "безумно любит свою Машку").
Дык вот. Еду я в электричке Тверь-Москва. С чумаданом, сыном и старенькой своей бабушкой. И слышу, как прямо за спиной два мужика играют на гитарах и поют. Прислушалась повнимательнее, потому что - КИНО. Причем поют-то ужасно, а вот играют - просто непередаваемо точно. Как на кассетах  BASF в 1989, где ручкой на стике выведено "Группа крови".
Вот, думаю, мастера... И гитары - ишь какие навороченные... А сами - так, лет 45-ти, одеты обычно. Один Виталька, второй - Игорь - так они друг к другу обращаются. И всё играют КИНО. Уж Москва... И тут к ним какой-то маргинальный тип подвалил и грит типа "А мурку можешь? А сыхрай мене разенбаума!"
Игорь этот отвечает:
- Я только Кино буду играть.
Маргинал грит:
- А чо так?
Игорь:
- Я Цоя люблю... Я басистом у него был...
В следующие 18 секунд, пока я включаю запись видео в телефоне и собираюсь пристебаться к Игорю и Витальке с радостными респектами, электричка трогается с Петровско-Разумовской (не в КПшку ли ехали? не с дачи ли Шевчука, которая в Бологое... или в Бологом)))??)) Игорь кричит, на бегу подхватывая вещи и гитары: Виталька!!! Рви стоп-кран!!! проехали!!!
И они в последнюю секунду вываливаются на перрон. Я фоткаю их через пыльное окно, чтобы потом сравнить с фотками в инете - это действительно Тихомиров.


А на самом первом концерте памяти Цоя, где БГ закатывал глаза и шептал, Юлианыч на колянях сидя, пел свое "А я вчера похоронил корешка".
Эй, Виталька, наливай, наливай! Накрывай, старик, да крой до краев...

Так что поговорим еще, я думаю. Такая судьба.
(автор) Юлия КАСПАРЬЯН))

Комментариев нет:

Отправить комментарий