воскресенье, 1 апреля 2012 г.

Как редакция пряталась под столом или Где взять идеи для ДР???

Ну вот, приближается апрель. А это значит ДНИ РОЖДЕНИЯ!!!!!! Ани, другой Ани, ЮРИЯ ДМИТРИЕВИЧА и Моти, наш с ним юбилей, потом Вовка, потом мы с Тоней, и сразу следом - тетка и МАМА. Ааааааааааааа! Что делать? Что делать??? У меня придуманы пока только два суприза - Моте и Тоне. Ну, себе - тоже, это просто. А вот Юрий Дмитриевичу - не знаю что!!!!! И остальным((((( Думай, Друж, думай!

О, супризы! Как я их обожаю! Как я обожаю их выдумывать!
А самое здоровское - когда супризы готовятся коллективно. Тогда все заражаются общим переполохом и идеи рождаются одна за другой. (Тут не сдержусь от небольшого приступа посткомсомольской ностальгии (тем паче, что только что видела экс-шефа по телеящику - он похудел, а Пашка, который его интервьюировал в своей программе - напротив поправился и посолиднел; шеф говорил о том, что с ним происходило в комсомольские времена, хотя уже год работает в другой газете).
И почему мы тогда несколько часов сидели под столом?



Дык уот. Было это в тот далекий год, когда Шефу исполнялось 41. Из ложных суеверий 40 лет он не праздновал, и мы решили оторваться на 41-летие по-полной. ОООоооо, мы столько всего придумали, что ни о какой работе уже и речи быть не могло. Поэтому получилось как-то постепенно так, что все за всех делал Шеф, а мы - делали ему суприз.

В первую очередь мы решили посвятить ему специальный выпуск нашей газеты. Как больному Ленину - Искру - в единственном экземпляре.

Всю газету от анонсов на обложке до миски и анекдотов на заднике - занимал Он. На главном анонсе - громадный фотоколлаж наших дизайнеров, на котором все первые лица планеты за царским столом поздравляли Шефа (в "пузырях" у каждого были аццкие подписи, за которые нас, наверное, расстреляли бы))). Так как в тот год ни одного главного анонса не выходило без Юще, он был и у нас, якобы "тайно пробравшись на днюху в столь высокие круги, он в коллаже притворялся поваром, подающим чудо-блюда).

Все тексты в номер - главные материалы, колонки, "рекламу" - мы писали прямо в рабочее время. Тогда же и верстали, слиясь в предпраздничном экстазе с отделом верстки. До ДР Шефа было еще 2 недели, а мы уже не могли ни о чем другом думать.

В те дни в редакции родилась знаменитая Книжечка - вордовский файлик, куда мы стали записывать все наши внутренние анекдоты - начала все это Настинька, (первые анекдоты были собраны для спецвыпуска, а теперь уже много лет Книжечка продолжает пополняться). Мы хохотали до слез, когда все тексты были дописаны и сверстаны. Мы читали их в соседних отделах, чем на корню подрывали работу отделов легонькой промышленности. Ощим, как писала, кажется, Зоя Воскресенская, "перед днем рождения мамы в доме ульяновых завелся Секрет)))" Нас распирало от предвкушения реакции шефа, когда он все это увидит.

Но. В один прекрасный рабочий вечер Шеф нас чуть не спалил! Валя принесла мне с верстки последнюю свежесверстанную полоску из нашей подпольной спецгазеты и не успела я ее сунуть в стол, как в кабинет вбежал Шеф. Он, увидев край полосы, вскричал: А ну-ка, Алла, что это мы там сверстали?!!!?!? Дай-ка я погляжу на полоску!!!" - он думал, наивный, что это полоса новостей)
Я с остановившимся сердцем, как в замедленном кино, поворачиваюсь к нему, на ходу меняя выражения лица с растерянного на наглое и вижу, что Валя, очень бледная, стоит у моего стола в полуобмороке, пытаясь стройненькой фигуркой прикрыть от Шефа огромную полосу.
Я нахально захлопываю ящик стола в миллиметре от шефской руки.
Он заинтересованно спрашивает: Что у тебя там? Что тебе Валя принесла? Покажи! (Видел, блин, что полоса, да не знает, что она про него! Вся затея висит на волоске)
И я иду на отчаянный шаг, несовместимый с интеллигентностью). Ты, говорю, точно хочешь это знать?! Там у меня гигенические средства!!!!!! (и делаю вид, что счас выхвачу из ящика нечто гигиеническо-ужасающее. Шеф отшатывается в паническом ужасе и выбегает прочь... Мы с Валей выдыхаем.

Так в напряжении мы полностью доделали и до дыр зачитали наш прекрасный спецвыпуск. Верстка отпечатала нам один экземпляр в цвете.

Но до дня рождения оставалось еще много-много дней, и нам стало казаться, что газеты - мало.
Посыпались идеи, были собраны огромные деньжищи - весь наш немаленький коллектив дружно хотел участвовать в покупке подарка.

Мы купили:
1. Настульную антигеморройную подушку в виде квадратной мыши (потому что когда-то Шеф в шутку сказал, что от таких оболтусов как мы - один геморрой);
2. Вкусный торт и к нему две свечки в виде цифры "4" (из одной из них пришлось ножичком сделать единицу - единиц ни в одном магазине, как на зло, не было);
3. Оберточную бумагу для коробки, в которую мы упаковали газету (красивую коробку из обычной коробки из-под кальки сотворила аккуратнейшая Тося);
4. Красивый винный короб-погребок:
5. Бутылочку рижского бальзама;
6. Бутылочку вискаря (обе упаковали в вышеозначенный короб);
7. Скатерти и посуду одноразовую;
8. МНОГОМНОГО шариков;
9. Открытку форматом с поверхность офисного стола, на которой после похода ходоков все 60 человек нашего офиса оставили памятные пожелания, следы губной помады и признания в разнообразных чувствах, а директор лично нарисовала мультяшно-комиксную картинку;
10. Деньрожденческие дуделки;

По мере приближения к заветной дате мы придумывали все более хитроумный и коварный план нашего скромного поздравления.

Наконец, наступил последний вечер. Мы с Настинькой остались в офисе после работы - то есть после 11 вечера). При помощи насоса, который не работал, мы пытались надуть сто миллионов шариков. Кода это было сделано, а щеки у нас стали как брыли у бульдогов, мы натерли шарики об волосы и они прилипли к потолку сплошным слоем. (А волосы у нас, наэлектизовавшись, так и остались дыбом).
Мы опустили жалюзи и на них двусторонним скотчем надежно прилепили нашу огромную мега-открытку (много лет потом никто не мог разодрать слипшееся намертво жалюзи).

Мы накрыли стол, приготовили две зажигалки (вдруг одна даст сбой!), торт, свечки, погребок с бутылками, подушку, коробку с газетой и условились, что завтра придем на работу чуть раньше шефа (то есть в 7.30), попросим охранника закрыть нас в кабинете и ключ повесить на вахту, а мы тем временем затаимся под столами с тортиком наготове... А когда в 7.45 Шеф отопрет ключом дверь, мы из-под столов зловеще запоем "Комсомольцы, добровольцы! Мы сильны своей крепкою дружбой!!!" и поднимем над столом тортег с зажженными свечками "41"... А потом, мы конечно, задудим в деньрожденьческие дуделки, и рыдая кинемся к Шефчегу, разобнимем его и расцелуем, и начнем вручать наши бесконечные подарки... Ну, а там и успокоимся, рассядемся по местам, промониторим новости, отправим заявки в национальный выпуск... Быстренько работнем, сдадимся пораньше - и гуляй душа - в кабак!

Но судьбе было угодно зло пошутить над бедными ребятишками.
Ровно в 7.30 с заговорческим видом мы собрались в редакции. (У нас с Настинькой уже был вид бульдогов с перепою, которых переехал каток - мы почти не спали). Мы принесли из холодильника вкусный тортик и пригрозили простоватому охраннику Ване не похохатывать, когда он будет выдавать Шефу ключ, а не то - !!! Он нас запер и ушел.

Мы поставили тортик на пол, проверили фотики - как же корреспондентам и не делать фото и видео, когда такое событие!, и полезли под столы. Это при том, что Лена в тот момент была на солидном месяце беременности. Ощим, Лена с животиком тоже забралась под стол.

Несколько раз мы отрепетировали, как зажжем свечки, запоем, поднимем тортик, выскочим.
Наши сердца бились в такт секундной стрелке - до прихода шефа оставалось 5 минут. 3 минуты! Одна!!!
Но он никак не появлялся. Как же так! Весь этот год он приходил на работу самое позднее в 7.45!!!!!!! А уже 8.15!!!!! Мы как-то подустали скрючившись сидеть под столами. Очень. Очень очень. Да где он?!?!??!
Раз десять мы подрывались на шум в коридоре, зажигали тортик... Но это была уборщица... Потом секретари... Потом еще кто-то...
В 9 часов у нас уже было несколько следственных версий:
Женские:
1. Он попал в страшное ДТП, его похитили инопланетяне, он попал к моджахедам и теперь всю жизнь вынужден носить на голове дурацкий горшок и жрать борщ)) Ощим, ЧТОТОСЛУЧИЛОС!!!
2. Он застрял в лифте с разряженным телефоном.
3.Он проспал!!!
Мужские
1. Он уехал писать эксклюзив для Москвы по срочному заданию.
2. Он решил в свой день рождения приготовить нам суприз и не приходить на работу.

Другое:
1. на самом деле никакого шефа в природе нет. Просто он - наша коллективная идея-фикс и сейчас придут санитары делать нам успокаивающий укол)

Потом мы стали потихоньку вылезать из-под столов. Но тут же кидались обратно при малейшем шуме в коридоре.
Потом начались версии: Если он все-таки когда-нибудь придет, мы встанем, кинем в него тортик, кинем подарки, скажем: вот тебе, нна! с днем рожденииеее!!! Потому что мы очень уже рассердились, устали и, как бы это сказать помягче, обескуражились)) - Вот он удивится) Нет, конечно мы так не сдалем, наш пушистег, мы так его любим...

Или так: он войдет, мы запоем, выскочим, а он упадет и умрет от разрыва сердца. - Вот мы удивимся) Ну, нет, он бесстрашный мужик, никаких разрывов сердца не будет.

Или так: он войдет, повесит куртку, включит свет, и, как человек один в пустом кабинете, вдруг  каааак... скажет чего-нибудь - и мы все уже не сможем ни петь, ни зажигать тортик, а просто заржом и выкатимся из-под своих столов в припадке, вперемешку с тортиком, свечками, дуделками и подарками...

- Я писять хочу, - сказали из-под стола.
- И я! - добавили из под второго.
И пошел плясать истерический хохот, как на уроке в школе, когда смеяться нельзя.

Хохот прервал телефонный звонок - звонил ШЕФ!!! Он жив!
Сначала мы не брали трубку, чтобы создать иллюзию, что на работе никого нет. Он стал звонить нам на мобилки всем по очереди и мы принялись врать, что задерживаемся, опоздаем, заболели и сегодня на работу не придем.
Шеф рассвирепел. Спросил, отправлены ли заявки. А когда мы спросили, когда он придет, бросил трубку.

Мы быстро вылезли из-под столов. Включили один комп, отписались в Киев, отправили заявки, получили люлей за странное поведение и мелкий срыв графика. И снова полезли под столы...

В десять мы уже в открытую стояли у окна и подсматривали сквозь жалюзи на улицу. Лена порывалась выйти покурить, а Настинька предлагала выставить у крыльца часового, который по мобилке нас предупредит, когда шеф подойдет...

И вдруг мы видим... ИДЕТ ШЕФ!!! По улице! Такой вальяааааажной мееееееееедленной походкой, как будто номер уже подписан в печать. И несет два ящика шампанскова и гору конфеток...

Мы быстро под стол... Зажигалка не зажигает, вторая - тоже - неужели мы слишком много тренировались?! Лена обещает родить прямо здесь и сейчас... С потолка один за другим начинают опадать шарики... Из коридора слышатся шаги, звяканье ключей и похохатывания Вани, который бормочет шефу что-то про суприз, который его ожидает...

Мы в коллективном инсульте... Ключ поворачивается в замке...
Шеф входит, включает свет и говорит: я сразу понял, что-то тут не так - жалюзи мы за 2 года ни разу не опускали - я еще с улицы заметил...

Блинн.

Ну, ничиво. Тут наконец-то!!! всё пошло по сценарию. Тортик поднялся над столом под трагичное пение и началась всеобщая свалка. Не помню, как мы сдали тот номер, потому что к вечеру мы выпили все шампанское и раз двести перечитали наш спецвыпуск. И даже послали его нашим в Киев, чтобы побахвалиться - он, и правда, вышел довольно добротным)
А уж вечером - был полный капец, так мы не веселились, пожалуй, с тех пор, больше ни разу.

Потому что, наверное, ни одного шефа мы так не обожали, как нашего Шефа.


А я продолжаю думать, чем же мне развеселить моих апрельских именинников? Тем более, что среди них столько дорогих, самых-самых любимых...

9 комментариев:

  1. а я все-таки до сих пор уверена, что вот-вот придут санитары и будут делать нам укольчики!

    ОтветитьУдалить
  2. ладно тебе, вылазь уже из-под стола.

    ОтветитьУдалить
  3. Класс, Алла, ты настоящая машина времени! Я как будто в прошлое сейчас попала, но так реально, что просто крутяк)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А мне даже не верится теперь, что всё это было с нами

      Удалить
  4. А я помню этот выпуск – его ксерокопия (сворованная у Настеньки – она же такая рассеянная и наверняка завернула бы в нее рыбу или креветки, а я вот сохранила для потомков!) до сих пор лежит у меня )))) И Настины эмоции помню, когда она домой вернулась и нам взахлеб рассказывала о дне рождения Рустама)

    ОтветитьУдалить
  5. ОДнако, я понял про кого вы рассказываете! И газета, и ящик, и ружье, и бутылка, и все остальное (память он еще не пропил) хранится у энтого экс-редактора, и работу в "КП", и коллектив -он считает самым лучшим

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Однако, я сейчас рыдать буду)

      Удалить
    2. И ружье, и "Иракский рэп"... Хорошее время было!

      Удалить